Как московский завод Renault готовится к производству нового кроссовера — Авторевю

Своими глазами: как московский завод Renault готовится к производству нового кроссовера

Фото:
компания Renault

Автозавод в столице государства всего в восьми километрах от Кремля — нонсенс в современном мире. Арендная плата, коммуналка, затраты на зарплату в Москве априори выше, чем в регионах. Однако предприятию Renault, расположенному на территории бывшего АЗЛК, пока ничто не угрожает. Этой зимой правительство Москвы продлило заводу срок действия прежних ставок по налоговым отчислениям, а также арендных платежей до конца 2020 года. Сохранять прибыльность позволяет и переориентация площадки на выпуск кроссоверов, добавленная стоимость у которых выше, чем у легковых машин (последние Логаны первого поколения здесь собрали еще в 2015-м). А вдобавок о безоблачном будущем завода говорит начало подготовки производства еще одной модели. Я успел побывать в цехах с последней экскурсией — после этого на предприятии введен особый режим конфиденциальности, который продлится вплоть до запуска производства новой машины.

Нынешний директор московского завода Renault Жан-Луи Терон прежде работал в Индии и занимался организацией производства бюджетного паркетника Renault Kwid

Что мы знаем о ней? Пока, увы, немного. В сентябре прошлого года главный дизайнер Renault Лоренс ван ден Акер рассказал Авторевю о новом кроссовере, который будет «true Renault», то есть не станет разновидностью какой-либо Дачии. В компании эту машину называют C-SUV, то есть кроссовер класса C, и обещают показать ее на грядущем Московском автосалоне, который откроется в августе. Во время экскурсии удалось также узнать, что в основу российского автомобиля ляжет очередная итерация платформы B0 (она же Global Access) — и он станет длиннее и шире; других отличий от нынешней версии заводчане не раскрыли.

Кадр из прошлогодней презентации Renault

Новый кроссовер появится не только в России. По последним данным, эта же версия на тележке B0 будет в Бразилии и Китае, а для Южной Кореи машину переведут на более дорогую платформу. Кстати, в Европе новая модель не появится из-за опасности конкуренции с нынешним паркетником Renault Kadjar (аналог модели Nissan Qashqai). На основании этого утверждения несложно прикинуть, что нас ждет некий «упрощенный Kadjar», то есть кроссовер чуть крупнее Кашкая.

Renault Kadjar для европейского рынка

Однако Лоренса ван ден Акера упрекнуть не в чем: в гамме марки Dacia такой машины действительно нет и не будет, а платформа B0, напомню, изначально разработана еще для хэтчбека Renault Clio второго поколения.

Модернизация завода под новый кроссовер уже началась. И первое, что сделали французы, — ликвидировали вторую сварочную линию, на которой готовили кузова для моделей Fluence и Megane. Это говорит о том, что машины такого класса в Москве выпускать больше не будут и теперь весь производственный процесс на заводе может идти только одним потоком.

В первом квартале этого года на сварочной линии установили 46 дополнительных роботов Fanuc, увеличив их общее количество почти вдвое. Расширение автоматизации коснулось в основном участка сварки передних модулей кузова. Вообще, роботы здесь нынче отвечают и за сварку элементов пола, и за его соединение с боковинами: для этой операции установлены сменные кондукторы (свой для каждой модели), которые автоматически выставляют правильную геометрию кузова. Рабочих с ручными сварочными «клещами» на заводе Renault за последние несколько лет стало намного меньше, но степень автоматизации сварочной линии все равно пока достигает только 24%.

Кстати, самих рабочих на предприятии набирают по принципу 50:50: половина сотрудников — жители Москвы и ближайшего Подмосковья, а вторая половина — мигранты из южных республик. Мои собственные наблюдения в цехах подтверждают такую пропорцию. Руководство завода это не смущает: еще бы, ведь приезжие не столь требовательны к зарплате и сопутствующим условиям трудоустройства. Главное, мол, что все соискатели проходят одинаковый трехмесячный процесс обучения, только после завершения которого их допускают к конвейеру.

Впереди у завода — модернизация окрасочного комплекса: его адаптируют под более крупную модель и также добавят роботов. К слову, принудительных увольнений тех рабочих, которых на линии заменяют роботы, на заводе Renault не практикуют: людей переобучают и переводят на другие посты (коих около тысячи), а сокращение штата обеспечивается за счет естественного оттока кадров.

Автоматизация сборочного конвейера длиной 700 метров пока не планируется, но дополнительная оснастка для нового паркетника здесь, конечно же, появится. Пока же по конвейеру идут три модели: Renault Duster, Renault Kaptur и Nissan Terrano (они же останутся и после старта производства C-кроссовера). И спешу развеять устоявшийся миф: никакого дополнительного контроля качества и отбора комплектующих при сборке Ниссанов здесь нет. На заводе действует единый стандарт контроля качества альянса Renault-Nissan, который распространяется на все модели. Еще раз для самых наивных: накидывая 50—70 тысяч рублей за Terrano по сравнению с аналогичным Дастером, вы доплачиваете исключительно за другой бренд и измененный дизайн.

По конвейеру все три модели идут вперемежку, в соответствии с чередой поступивших на завод заказов от дилеров: за белым Дастером в базовой комплектации с некрашеными бамперами и штампованными колесами может последовать двухцветный Kaptur с полным приводом и «полным фаршем». Нужную очередность подачи комплектующих соблюдает электроника, а контейнеры по цехам подвозят в основном беспилотники.

Их широкое внедрение на московском заводе Renault началось три года назад вместе с оптимизацией логистических цепочек. Сейчас парк таких транспортных средств превышает 110 экземпляров — они почти целиком вытеснили из цехов привычные погрузчики и транспортеры с операторами за рулем. Причем первые 90 экземпляров были куплены в Японии, а с прошлого года на заводе начали выпуск собственных беспилотников, на 50% состоящих из российских комплектующих! Хотя понятно, что наиболее дорогие и ответственные электронные узлы все еще импортные. Вдобавок 12 таких тележек отправлены на завод «Лада Ижевск», а в этом году Renault отгрузит еще 15 экземпляров.

Сами беспилотники представляют собой маленькие тягачи с электроприводом и программным управлением. Они общаются с центральным компьютером по каналу Wi-Fi, цепляют большие телеги с комплектующими и ездят вдоль магнитных линий, проложенных по полу. Ползают эти штуки небыстро, сопровождая процесс мелодией из старой консольной игрушки Super Mario. Но, как уверяют заводчане, главное преимущество таких самоходок перед пилотируемыми транспортерами — безопасность: у них есть система автоматического торможения, и количество столкновений на заводе сократилось почти до нуля.

Двери снимают с кузовов сразу после того, как те поступают на сборочный конвейер. Их увозят для сборки в отдельный цех и вешают на машины на финальном этапе сборки

Что касается локализации выпускаемых автомобилей, то показатель для машин московской сборки в компании не раскрывают, ограничиваясь общекорпоративным результатом 66%, который учитывает также производство моделей Logan и Sandero на АвтоВАЗе. Но и это очень солидный показатель! Для столичных кроссоверов локализованы приборная панель и все пластиковые панели интерьера, климатические установки, сиденья, бамперы, шины, колеса, радиаторы, топливные баки… Двигатели 1.6 приходят из Тольятти, а львиную долю штампованных деталей поставляют калужский завод Gestamp Severstal и московская фирма AAT (Alpha Automotive Technologies). Это совместное предприятие ЗИЛа и японской компании IHI, которое прежде находилось на территории самого ЗИЛа, но в прошлом году цех вынужденно переехал в московский район Бирюлево. Часть «железа» приходит из Румынии и Турции.

Новый кроссовер тоже будет иметь высокую степень локализации. Более того, даже прототипы для ходовых испытаний станут изготавливать не во Франции или Румынии, где расположены главные центры разработок Renault, а здесь, в Москве. У заводчан уже есть подобный опыт индустриализации, ведь российское предприятие два года назад стало головным для кроссовера Renault Kaptur. Организация производства тогда прошла успешно, и российские специалисты после этого были приглашены руководить запуском Каптюра на заводах в Бразилии и Индии.

Модернизация и увеличенная автоматизация никак не скажутся на мощности московского завода, которая составляет 190 тысяч машин в год. Больше пока попросту не нужно, ведь в прошлом году с конвейера сошло только 99 тысяч автомобилей. Сейчас предприятие работает в двухсменном режиме, но не пять, а четыре дня в неделю, на производство одного автомобиля требуется 25 часов. Подготовка выпуска нового кроссовера будет длительной: машину хоть и представят в августе, однако серийное производство, по информации Авторевю, начнется только в 2019 году. И только после этого до России доберется Duster второго поколения. Так что придется запастись терпением.

БОНУС:

Попав на территорию завода, начинаешь понимать, куда ушло большинство проданных в России Колеосов первого поколения. Сейчас эти машины выведены из корпоративного парка и выставлены на продажу.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.